Закон о семейных фермах вводит малых производителей в правовое поле - Иван Слободяник

Закон о семейных фермах вводит малых производителей в правовое поле - Иван Слободяник

О том, что дает Закон о семейных фермах малому предпринимателю на селе, какими механизмами государство намерено стимулировать деятельность малых фермерских хозяйств — в интервью с Иваном Слободяником, Главой Украинского госфонда поддержки фермерских хозяйств.

— На днях Верховная Рада Украины приняла закон о семейных фермерских хозяйствах. В чем его основная суть?

— Его основная суть заключается в том, что закон о семейных фермах вводит малых производителей в правовое поле. Как с точки зрения «легализации» как субъекта хозяйствования со всеми правами, так и в качестве объекта государственной помощи. Скажем, если фермерские хозяйства, которые сейчас существуют как юридические лица, легализованы и могут спокойно работать, то маленькие — мелкие производители, имеющие от 1 до 5 гектаров, сталкивались с определенными трудностями. Для них пройти полноценную регистрацию в качестве юридических лиц проблематично. И, по сути, они были выведены из правового поля — как налогового, так и, что самое главное, правового поля государственной поддержки.

«Плюсы Закона — возможность маленьким производителям работать как физические лица-предприниматели, а также без статуса юридического лица. Также они смогут претендовать на государственную помощь наравне с другими сельхозпроизводителями»

— Как принятие этого Закона скажется на работе мелкого «самозанятого» фермера?

— Деятельность этого закона дает несколько плюсов. Первое — это возможность работать маленьким производителям как физические лица-предприниматели, а также без статуса юридического лица. Это одна составляющая. И вторая составляющая — они смогут претендовать на государственную помощь наравне с другими сельхозпроизводителями.

Дополнительным плюсом будет то, что закон позволит легализовать товар, который производит мелкий фермер, потому что сегодня, если ты что-то вырастил в личном крестьянском хозяйстве, или на своем дворе — это достаточно трудно реализовывать на рынке. Следующим шагом должно быть совершенствование закона об обслуживающей кооперации. Потому что это позволит формировать товарные партии и таким образом, наконец, добавить экономические инструменты для развития села.

Так исторически сложилось, что у нас сильно разбиты на различные категории производители, что абсолютно отличается от европейской практики. В европейской практике всех сельхозпроизводителей называют фермерами, у кого есть земля площадью более 1 га. У нас уже, де-факто, есть малые производители, это семейные фермы от 1 до 5 га. Есть фермерские хозяйства, площадь земель которых в среднем это 100-500 га. Это крупные агропредприятия с большими массивами земли до 10 тыс. га. И от 10 тыс га мы уже можем говорить о крупных латифундиях, которые являются своеобразной украинской спецификой.

«В Евросоюзе дотации на 1 га составляют от 150 до 450 евро просто за то, что ты работаешь на земле. Кроме того существует множество программ, компенсирующих закупку техники, проценты по кредитам, инвестиционные проекты»

— Вы говорите, что мелкий фермер сможет претендовать на госпомощь наравне с другим с/х производителями. Как и какими механизмами государство будет стимулировать и создавать благоприятные условия для деятельности малых фермерских хозяйств?

— К сожалению, сейчас не приходится говорить о прямой государственной поддержке, учитывая те экономические обстоятельства, которые есть в государстве. Потому что даже те государственные программы, которые сегодня есть, сокращены. Даже на ту поддержку, которую осуществляет Госфонд поддержки фермерских хозяйств на всю страну выделено 15 млн. грн. Это беспроцентные кредиты. Вскоре мы начнем осуществлять эту программу. И в среднем это всего 3-5 хозяйств на область. При 40 тыс. фермеров! Определенно это капля в море. Но сегодня в министерстве мы работаем над тем, чтобы вообще перейти к другой системе и другим механизмам поддержки фермеров. Скажем, в рамках Восточного партнерства с Евросоюзом нужна специальная организация, которая эти финансовые средства будет доводить до фермеров. Прежде всего, семейным фермам, фермерским хозяйствам с правом юридического лица и кооперативам. Без такой структуры получить средства будет, мягко говоря, проблематично.

Надо жить реалиями. Если не будет средств, то мы будем говорить только о юридических и экономических стимулах. А без финансовых стимулов довольно трудно будет оказывать поддержку. В Евросоюзе дотации на 1 га составляют от 150 до 450 евро просто за то, что ты работаешь на земле. Кроме того существует множество программ, компенсирующих закупку техники, проценты по кредитам, инвестиционные проекты. В таких конкурентных условиях говорить о стимулировании довольно трудно. Но мы понимаем, какие экономические обстоятельства сейчас в государстве. И сейчас ведутся переговоры в рамках коалиционных переформатирований о том, что на аграрный сектор нужно выделять средства. Или хотя бы не забирать и вернуться к спецрежиму возмещения НДС для аграриев.

Дискуссии последних недель и все предыдущие акции протеста были посвящены возвращению спецрежима НДС для аграриев. Вы знаете, что с принятием нового бюджета был отменен спецрежим возврата НДС. Конечно, это несправедливо, потому что в условиях, когда нет прямой поддержки, аграрии с пониманием относятся, что нужно экономить сейчас в государстве, ведь есть расходы на оборону. Но, по крайней мере, не надо забирать у аграриев того, что ими заработано. Когда не было спецрежима, эти средства все равно были, но они были в тени. Спецрежим НДС, во-первых, легализовал значительное количество средств, во-вторых — предоставил косвенную поддержку, что де-факто является справедливым, ведь это те средства, которые ты сам заработал и потом их тратишь на горюче-смазочные материалы, на семена, на технику. И сейчас их забирать, а потом пробовать перераспределять, это выглядит, по меньшей мере, странным. В масштабах страны это большие средства. Это наносит вред конкретному производителю, что реально работает, достигает результата, имеет урожайность, доходность. И это незакупленная техника, это недозакупленные семена, это немодернизированные хозяйства.

— Власти говорят, что мы имеем обязательства перед западными партнерами, которые не позволяют нам принимать популистские шаги. Как Вы воспринимаете это?

— Ну, во-первых надо иметь позицию: Запад нам говорит, мы прислушиваемся, но надо иметь свою государственную позицию. Во-вторых, надо сравнивать с теми, с кем мы представлены на мировом рынке. Когда я вам привожу примеры европейской поддержки, аналогов которой у нас вообще нет, у нас еще забирают спецрежим НДС. Представьте себе, какая у нас будет рентабельность зерна, какие цены будут на мировом рынке и смогут ли аграрии удержать свои фермерские хозяйства накануне введения рынка земли. Средств и так нет в достаточном количестве, чтобы выкупить потом эту землю. Собственно это тоже является одним из протестных моментов.

— Спикер парламента говорит, что должен быть компромисс между 4 сторонами. Это правительство, Верховная Рада, финансовые партнеры и аграрии. Вы видите этот компромисс? Чем готовы уступить представители аграрного сектора?

— Я думаю, что здесь должно быть волевое решение, чтобы эту поддержку оставить для малых, средних и выше средних производителей и забрать эту поддержку у крупных агрохолдингов. Потому что, в принципе, за счет масштабов производства это не очень сильно на них будет влиять. Насколько мне известно, такая позиция сейчас и в Комитете. Второй подход, это перераспределение НДС в размере, допустим, 75 на 25 или 85 на 15. То есть, чтобы 85% суммы НДС оставалось на предприятии, а 15% уходило в государство. Это может быть компромиссом. Или это может быть осуществлено и таким образом: площадь от 1 до 100 га — спецрежим сохраняется 100%, от 500 до 3000 тыс га идет процентное распределение НДС и тех, кто имеет больше земли лишить спецрежима НДС.

«Надо не забывать специфику Украины — это миллионы жителей села. Если мы видим, что у нас провисает малый и средний производитель, то надо приоритетно обратить на них внимание. Это не является дискриминацией, это экономическое выравнивание»

— Соответствующие законопроекты зарегистрированы. Но как Вы относитесь к их критике. Критики говорят, что нельзя делать преференции для одних, лишая их других, якобы это создает не рыночные условия?

— Это манипулятивная дискуссия, потому что все это слишком относительные понятия. Для одних они созданы де-факто, ведь если ты больше, то ты можешь купить больше земли. Но мы не можем говорить об аграрном секторе исключительно в либерально-экономических категориях. Потому что это, во-первых, продовольственная безопасность. Надо не забывать специфику Украины — это миллионы жителей села. И мы не можем просто пойти наугад. Я вас уверяю, что в Евросоюзе например, там тоже нет такой либеральной практики. Выстраиваются приоритеты. Это не дискриминация, а это именно приоритеты. Если мы видим, что у нас провисает малый и средний производитель, то надо приоритетно обратить на них внимание. Это не является дискриминацией, это экономическое выравнивание.

«Фермер, для того чтобы разобраться куда обращаться за помощью, должен пройти настоящий квест. Все должно быть объединено в одной структуре»

— Если говорить о работе Фонда поддержки фермерских хозяйств, на чем сейчас сосредоточены Ваши усилия?

— На сегодняшний день Министром АПП поставлена задача работать над институциональной изменением организации, так как Фонд поддержки фермерских хозяйств в том виде, в котором он есть сейчас, — это анахронизм и устаревшая структура. Мы сегодня изучили практику Литвы, Польши, Голландии. И мы подали проект, создан консорциум из консультантов из Евросоюза. Собственно, государственная поддержка, как региональная, так и Евросоюза осуществляется в Европе через платежные агентства. Это специализированные структуры, которые предоставляют прямую государственную помощь. Потому что у нас ситуация такая — если сейчас посмотреть нормативно-правовые акты, регулирующие государственную поддержку (хотя на них и средств нет), но если бы были средства, то это выглядело бы примерно так: компенсации по процентным ставкам администрирует департамент финансов, 1%-ый сбор когда-то администрировал департамент растениеводства, по кооперации — департамент образования. То есть, фермер для того чтобы разобраться куда обращаться за помощью, должен пройти настоящий квест. Все должно быть объединено в одной структуре. Ни одно министерство в Европе не занимается такой поддержкой. Оно осуществляет бюджетирование, определяет политику, лоббирование, приоритеты, а средства распределяет специализированная структура. Почему такая структура должна быть? Потому что она позволяет минимизировать коррупционные риски. Второе — можно отследить эффективность государственной поддержки. Если смотреть ту поддержку, которая была в течение 20 лет, то анализ эффективности расходования этих средств получается остаточно виртуальный. А в платежных агентствах, действующих в Евросоюзе, есть принцип так называемых 4-х глаз, который минимизирует и коррупционные риски и контроль осуществляет. Те, кто принимает документы, не должны их рассматривать, а те, кто рассматривает, не принимают по ним решения, те же, а другие — осуществляют контроль. Мы. когда были в Литве, заезжаем в одно региональное отделение — заходит государственный служащий, в робе с GPS, проверяет, все ли было правильно обмерено. Все подвязано к масштабным базам данных, и таким образом коррупционные риски минимизированы. Кстати эти, кто контролирует, параллельно работают в рамках одной структуры и независимо, на региональном уровне подчиняются центру. Таким образом, осуществляется контроль по использованию средств. Также, важным элементом является создание баз данных. Это реестр фермерских хозяйств. У нас де-факто его нет. У нас есть только с юридической точки зрения регистрация в Минюсте и все. Поэтому это огромный пласт работы, который занимает 1,5-2 года, но я думаю, что постепенно все будет хорошо.

— Вы неоднократно упоминали европейские страны. Мы должны идти тем же путем, используя их опыт?

— По механизму поддержки точно. Потому что это насыщения средствами сельского хозяйства и его модернизация. У нас если брать средние фермерские хозяйства, то в основном у всех устаревшая техника. Очевидно, что эффективность выше на новой технике.

— Насколько Зона свободной торговли с ЕС является свободной именно для аграрного сектора?

— Безусловно, это процесс непростой. И говорить о наличии свободной зоны торговли пока, я думаю, не приходится, поскольку есть несколько причин.

Во-первых, есть квотирования. А во-вторых, процедуры, к которым рано или поздно все равно нужно прийти, они не простые. А тем более для фермера. Для тех, кто на западной границе — для них, возможно, выработан какой-то инструментарий, и многие им пользуется. Но позволить себе юристов, которые оформили весь пакет документов, то это не так просто. Этот процесс займет определенное время. Но говорить сегодня о наличии Зоны свободной торговли проблематично. Здесь сейчас речь идет о другом. Министр в последнее время, понимая, что нет прямой государственной поддержки, работает над экономическим стимулированием. Открываются новые рынки, особенно по зерну и мясу. Это Ближний Восток, это Китай. Если раньше торговля с Китаем была исключительно через одну тамошнюю государственную компанию, то буквально пару недель назад приезжали представители одной из крупнейших тихоокеанских бирж Китая и они готовы работать с украинским фермером. И это я считаю большой плюс.

Это может быть перспективным для малых и средних фермерских хозяйств. Единственное, что нужно — научиться формировать товарные партии. И это собственно вопрос, который должен решить законопроект о кооперации.

— Чувствуете ли Вы, что власть действительно хочет сегодня навести порядок в этой сфере и дать ей стимул для развития?

— Я бы так однозначно не говорил, ведь власть — понятие абстрактное. Я могу говорить только о позитивах, которые произошли. Безусловно, таким позитивом является дерегуляция и открытие новых рынков. Если говорить о прямой поддержке, то я думаю здесь достаточно пессимистическая картина. Будем смотреть, как будут развиваться события дальше.

Источник:
Похожие статьи:
Особенно большой интерес вызывает у населения выращивание ореха грецкого на приусадебных участках. Очень многие любители интересуются, где достать семена и саженцы, как посеять семя ореха, посадить деревцо, как ухаживать за ним и сколько времени ожидать первого урожая плодов. В главе о разведении ореха грецкого содержатся ответы на все эти вопросы.
0
Посадки ореха грецкого можно выращивать из семян двумя способами: путем посадки саженцами и посевом семян ореха сразу на постоянную площадь.
0
Семена ореха в питомниках Украины высевают в апреле, в южных районах республики — в начале месяца, в северных — в середине. Для посева применяют здоровые семена ореха хорошего качества, собранные от апробированных маточных деревьев, отличающихся зимостойкостью.
0
Посадку саженцев ореха в сад производят весной до распускания почек. Саженцы высаживают на расстояниях в рядах и между рядами 8 или 10 м. Подготавливают саженцы к посадке и производят посадку так же, как и саженцы плодовых деревьев.
0
423

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!