Начальник налоговой милиции Украины Сергей Белан об экспорте грецкого ореха

Начальник налоговой милиции Украины Сергей Белан об экспорте грецкого ореха

Прошел год с момента назначения Сергея Белана на пост начальника налоговой милиции Украины. В новом правительстве Владимира Гройсмана Белан пока сохраняет свой пост, хотя премьер-министр уже потребовал от налоговой милиции прекратить проверки экспортеров орехов, а министр финансов назвал налоговую милицию «врагом №1».

— Премьер-министр В. Гройсман на прошедшей неделе дал вам первое публичное задание — по сути убрать налоговую милицию с предприятий, которые экспортируют орехи. С чем связано такое внимание премьер-министра именно к ореховой отрасли, и почему налоговая милиция зашла на эти предприятия?

— Давайте посмотрим на причину скандалов на рынке экспорта орехов через цифры и расчеты.В период октябрь 2015 -апрель 2016 года (урожай 2015 года) деятельность, связанную с экспортом «грецких орехов» осуществляли 64 субъекта хозяйственной деятельности, при этом фактически ими было экспортировано 30,1 тыс. тонн грецких орехов на общую сумму 1 миллиард 744 миллиона гривен. При таком масштабе деятельности общая сумма налогов, уплаченных этими предприятиями в бюджет — 25,5 млн гривен, в том числе НДФЛ 18,2 млн гривен.

С учетом общего объема операций по экспорту ореха грецкого и стоимости ореха, согласно таможенным декларациям, даже с учетом минимальной ставки НДФЛ в 2015 году — 15%, сумма уплаченного в бюджет НДФЛ должна была составлять не менее 261,6 млн гривен, соответственно, сумма возможных потерь бюджета за 2015-2016 гг. только от неуплаты налога с доходов физических лиц составляет примерно 243,4 млн грн. Вот такая неутешительная для государства «арифметика»...

Сравните цифры и сами подумайте — должна налоговая милиция проявить внимание к такому мизерному объему уплаты налогов в отрасли? Огромные деньги проходят мимо бюджета, и налоговой милиции надо закрыть глаза? Но, извините, неприкасаемых у нас нет. И по-другому не будет, пока я на этой должности отвечаю за доверенную мне работу.

— А что, появились основания уходить? Из-за орехов?

— Я не стану политиком и не буду отвечать как политик. Моя работа — сбор налогов, борьба с налоговыми преступлениями. Я, наверное, нудные вещи говорю, казенные. Но везде в мире сбор налогов не является популярным делом. Мне не стыдно смотреть за этот год в глаза бизнесменам — мы ликвидировали практику поборов. И нет такой компании, которую бы «отжимали», мы не блокируем деятельность предприятий, не закрываем. Потому что мы остаемся открытыми для бизнеса и для общества.

Нас критиковали и будут критиковать. И, наверное, это закономерно. Я понимаю предпринимателей, ведь система намеренной тенизации бизнеса строилась под давлением госорганов и создавалась не за один день. Я просто призываю посмотреть на ситуацию со стороны государства. Недоплата налога на доходы физических лиц по экспорту орехов, это, прежде всего, ущерб для местных бюджетов. Это же не только проблема налоговой милиции — это должно беспокоить и местные громады! Мы не выдвигаем мелкие претензии, мы готовы к публичной полемике по каждому предприятию, куда заходят наши проверки.

Мне неоднократно за прошедший год приходилось докладывать Кабинету министров о неурегулированной ситуации с экспортом орехов. Надеюсь, благодаря вниманию премьер-министра эта проблема получит законодательное решение. У меня нет теневого бизнеса, «своих» фирм, которые бы конкурировали с кем-то. У нас есть единственный вопрос к экспортерам орехов — начните платить для начала НДФЛ.

Более 80% урожая грецких орехов собирается физическими лицами, которые не зарегистрированы в качестве плательщиков налога, соответственно в отношении таких лиц предприятие-экспортер, которое обычно отражает приобретение ореха именно у физических лиц, должно выступить в качестве налогового агента и оплатить за них НДФЛ и военный сбор. Этого не делается. Это можно урегулировать законодательным путем? Это нужно урегулировать! Мы неоднократно подавали такие инициативы — и не наша вина, что соответствующие решения не приняты.

В результате отрасль вынуждена работать в тени. Примерно 70% предприятий — экспортеров грецкого ореха имеют признаки фиктивности и используются только короткий период времени, до наступления момента возврата валютной выручки за экспортированный товар, потом такие предприятия полностью прекращают свою деятельность. Опять же, неужели это нельзя решить законодательно, чтобы для экспортеров стало невыгодно создавать «фиктивные» предприятия, а более выгодно — осуществлять экспорт легально и прозрачно?

Налоговая милиция должна пресекать деятельность таких «однодневок» — или пусть себе и дальше уклоняются от уплаты налогов?

Еще один больной вопрос — это невозврат выручки в иностранной валюте от проведенных экспортных операций с орехами и, соответственно, неуплата налога на прибыль.

Аналогичные проблемы возникают и в других отраслях народного хозяйства — например, со сбором ягод.

Мы должны предложить бизнесу нормальное правовое поле, и мы должны обеспечить полноценное поступление налогов в местный и в центральный бюджеты. Любой другой вариант — это не системное решение.

— Министр финансов Александр Данилюк назвал налоговую милицию врагом №1 и заявил, что ее нужно ликвидировать. Как думаете, это оценка лично вам и вашей работе? Надо ли ликвидировать налоговую милицию?

— Ответ на этот вопрос очевиден. В таком виде налоговая милиция существовать не должна — ее надо ликвидировать, а на ее месте надо построить новую профессиональную структуру. Потому что кто-то все равно будет контролировать уплату налогов. Законопроект по созданию Службы финансовых расследований был подан в Кабмин в прошлом году. И в одном пакете с бюджетными законопроектами, направлен в парламент еще до Нового года. Но его так и не включили в повестку дня.

А хотелось бы, чтобы начался процесс доработки и обсуждения. Убежден, что абсурдно и дальше говорить об экономических реформах, если не проведена ключевая для экономики реформа Государственной фискальной службы, и не создана Служба финансовых расследований.

Новый правоохранительный орган европейского образца должен заниматься аналитическим поиском межрегиональных схем уклонения от уплаты налогов и возвратом теневых средств в легальное русло, упреждать попытки разворовывания бюджетных средств. Например, мы сейчас подняли очень серьезную проблему — речь о неуплате паевого участия от строительства, а эти деньги должны поступать в местные бюджеты. Оказалось, что львиная доля компаний вообще ничего не платит.

— А лично вам Данилюк какие-то претензии по работе высказывал?

— Нет.

— Какие зарплаты в налоговой милиции сейчас, как обстоит дело с борьбой с коррупцией среди сотрудников, с набором новых людей?

— Ничего оптимистичного здесь нет. Конечно, есть коррупция. Конечно, ее не может не быть. Конечно, только карательными мерами при таких зарплатах коррупцию не искоренить. Но самая большая проблема — мы лишены возможности набирать новых качественных людей, мы не можем обеспечить достаточным числом кандидатов кадровые конкурсы. Текучка большая. Патрульный полицейский, который дежурит сутки через трое получает 10 тысяч.

Детектив НАБУ получает в среднем 32-34 тысячи гривен, а следователь налоговой милиции, который расследует дела на миллионы и миллиарды, только три тысячи гривен. Какие еще нужны аргументы в пользу реформы? Кого мы обманываем, если платим людям такие зарплаты? Три тысячи, вы только подумайте какая разница. Получается, нам нужны качественные люди для борьбы с коррупцией, мы их обеспечиваем, а вот те люди, которые собирают налоги для того, чтобы платить зарплату борцам с коррупцией, должны получать копейки. Зарплаты в налоговой милиции ниже чем в любом другом правоохранительном или силовом органе, причем в несколько раз.

То есть государство специально показывает — налоговая — это самый коррумпированный орган, все кто туда идет, на свою зарплату прожить не смогут, так что крутитесь, как знаете, договаривайтесь.

На капитальные расходы Государственная фискальная служба не получает ни копейки. В прошлом году нам выделили деньги только на то, чтобы рассчитаться за строительные работы, которые проводились ранее. О какой поддержке информационных баз может идти речь? Денег нет. Было несколько случаев, что падали базы данных, не работала система «Пульс». На канцелярию, на топливо оперативным подразделениям средства фактически не выделяются.

Ну, это же абсурд!

По сути, государство откровенно закрывает глаза на существующую коррупцию. Да, у нас нет вертикалей сбора денег, которые существовали ранее, но ведь пресечь коррупцию в таком виде невозможно.

Больше всего меня беспокоит, что мы в таких условиях убиваем будущее. Такой уровень обеспечения налоговой милиции не позволяет набрать по конкурсу достаточное количество мотивированной молодежи, не позволяет нормально наладить работу. А ведь специалистов по взмаху волшебной палочки на улице не найдешь! Коллеги в НАБУ это прекрасно понимают. Специалистов надо взращивать.

Экономические реформы должны начинаться с реформы органов власти, которые эти реформы должны претворять в жизнь. Какое будет качество реформ, если их внедряют люди не прошедшие отбор? Очень надеюсь, что правительство начнет предпринимать конкретные шаги в этом направлении.

Похожие статьи:
По официальным данным ГФС, с начала сезона сбора и реализации орехов и по состоянию на 19 апреля 2016 года из Украины экспортировано 27,1 тыс. тонн грецких орехов на общую сумму 1,635 млрд грн. При этом, уплата налогов с них составила всего 23 млн грн, а в Украину вернулось только 10% валютной выручки (около 157 млн грн)
0
Правительство разработало перечень критериев для досмотра таможенными органами экспортных партий орехов, сообщила в ходе заседания Кабмина заместитель министра экономического развития и торговли - торговый представитель Украины Наталья Микольская.
0
Согласно отчету USDA, опубликованном в этом месяце, мировое производство грецкого ореха в сезоне 2015/16 года увеличится на 155 тыс. тонн по сравнению с предыдущим годом до 2,0 млн тонн, при этом на Китай и Соединенные Штаты приходится более 75% от общего объема производства.
0
По прогнозам USDA в сезоне 2016/2017 гг. в Украине произведут 100 тыс. тонн грецких орехов, что немного меньше прошлогоднего сезона из-за неблагоприятных погодных условий. В 2015/2016 г. собрали 115 тыс. тонн - на 13 тыс. тонн больше официального прогноза USDA
0
841

1 комментарий

13:21
пиздишь дружок! Точнее лукавишь! Думаю ложил ты на интересы государства, и уже очень давно!